Версия для печати

Влияние эмбарго на сельское хозяйство

  • Четверг, 24 ноября 2016

Сельское хозяйство в России развито крайне неоднородно, в связи с этим к эмбарго разные сферы подошли в разном состоянии. Так, например, по данным информационного агентства Bloomberg Россия за 2015 год больше заработала на продаже пшеницы, чем на продажах вооружений. Хорошо обстояли дела в свиноводстве и в птицеводстве, восстановление которого началось ещё в 2000-х годах. Чуть хуже – в производстве молока, мяса крупного рогатого скота и рыбы. Слабее всего развиты также очень важные подотрасли – семеноводство, производство сыров и овощеводство. Так, овощи закрытого грунта перед введением эмбарго только на 30% производились в России, остальной объём импортировался.

Доля импорта отдельных товаров в их товарных ресурсах в 2014-2016 гг. (январь-март)

Напомним, что эмбарго – это запрет на ввоз в Россию ряда продуктов из западных стран. Оно было введено в августе 2014 года, на данный момент уже известно, что было принято решение о его продление вплоть до конца 2017 года. Как известно, под запрет попал целый ряд продовольственных категорий: мясные и молочные продукты, рыба, овощи, фрукты и орехи. В поддержку эмбарго также разработана концепция импортозамещения, которая в первую очередь касается именно сельскохозяйственной продукции. Она предполагает помощь отечественным производителям и обеспечение продовольственной безопасности государства.

В июне этого года мы провели повторное исследование сельскохозяйственного и продуктового рынка в России с целью услышать из первых уст мнение производителей и поставщиков о результатах введенного эмбарго, а также в целом о существующих сложностях в данной отрасли*. Безусловно, практически в каждой сфере есть свои специфические проблемы, однако есть и ряд общих. Например, производители сетуют на падение курса рубля и покупательской способности, отсутствие или недоступность качественного российского оборудования, низкий уровень государственной поддержки и неподъемные кредиты. Важно отдельно отметить и кадровый вопрос: привлечь и удержать в сельском хозяйстве профессиональные кадры достаточно сложно. Также осложняет работу многим организациям сама специфика сельского хозяйства – низкоприбыльная отрасль, которой требуются долгие и рискованные инвестиции.

«Плавающий» рубль

Начнем по порядку, первая проблема, о которой много говорили все эксперты – это курс рубля. Очевидно, что нестабильность и падение курса не пошло на пользу тем производителям, которые ориентированы на внутренний рынок. Основные сложности, к которым привела эта ситуация - это удорожание импортных компонентов бизнеса таких, как специализированная техника и её поддержка, и снижение покупательской способности населения.

«В связи с ростом курса доллара и евро цены на сырье, кормодобавки и ингредиенты увеличились в цене прямо пропорционально» (Птицефабрика «Рефтинская»)

«Думаю, больше повлияло не эмбарго, а курс рубля. Потому что… откармливать животных на данный момент дорого» (Племенное Хозяйство «Спутник»).

«Как мы закупали импортные корма, так их и закупаем. Только они стали дороже, из-за этого у нас чуть-чуть поднялись цены на нашу продукцию» (Бисеровский рыбокомбинат).

«Цены на топливо растут …, соответственно – дорожают транспортные расходы, с ними дорожает продукция, отсюда и спрос уменьшается» («Омегафиш»).

«Покупательская способность стала ниже, пришлось снижать расходы, искать способы снижения расходов, и уменьшать количество рабочих мест» («Зеленая Долина»)

Об этом также много говорят и пишут различные исследовательские компании, так, например, по данным ФОМа 48% опрошенных в последние полгода стали больше экономить на продуктах питания. Неудивительно, ведь цены на продукты питания по данным Росстата выросли в среднем на 30% за два года. На некоторые категории, например, на гречневую крупу стоимость увеличилась больше, чем в два раза, на яблоки – больше, чем на 60%, на мороженую рыбу – больше, чем на 50% (Таблица 1).

Таблица 1. Потребительские цены в динамике, ТОП-15 самых подорожавших продуктов, 2014-2016 гг.

Продукты питания

2014

2015

2016

2014 к 2015

2014 к 2016

Крупа гречневая-ядрица, кг

38,8

69,2

81,5

178,4

210,1

Яблоки, кг

67,8

90,5

110,5

133,6

163,1

Сахар-песок, кг

36,9

53,2

57,0

144,2

154,4

Чай черный байховый, кг

457,3

633,9

701,7

138,6

153,5

Конфеты мягкие, глазированные шоколадом, кг

199,9

256,4

306,5

128,3

153,3

Рыба мороженая неразделанная, кг

99,8

134,1

152,6

134,5

153,0

Помидоры свежие, кг

94,6

122,6

143,5

129,6

151,7

Масло подсолнечное, кг

73,0

95,6

110,4

131,0

151,3

Карамель, кг

139,9

180,2

209,7

128,8

149,9

Маргарин, кг

82,7

108,1

117,9

130,8

142,6

Рис шлифованный, кг

46,6

65,9

65,8

141,4

141,1

Консервы мясные, 350 г

85,1

111,3

119,8

130,7

140,7

Печенье, кг

108,6

130,3

145,1

120,0

133,6

Огурцы свежие, кг

94,7

114,1

122,5

120,5

129,3


Кроме того, попытка сохранить курс рубля на некоем приемлемом уровне, привела к ужесточению политики Центробанка, который повысил ключевую ставку, что вызвало соответственное повышение ставок по кредитам для производителей. Это привело к тому, что кредитные ресурсы стали ещё более труднодоступными, даже без учёта ряда проблем бюрократического характера. Фактически, мелкие предприятия и фермерские хозяйства оказываются неспособны в индивидуальном порядке подготовить требуемые пакеты документов для получения как коммерческих кредитов, так и государственной поддержки, что не идёт на пользу сельскому хозяйству. Это вторая проблема.

«Да, действительно, идут дотации. Но куда они идут? Если мы начинаем рассматривать структуру дотаций, то порядка 60-70% идут на погашение банковских кредитов. То есть, в данной ситуации не питают колхозы, а питаются банки» (СПК «Нива»).

«Нужна отдельная программа по кредитованию, по кредитованию вообще сельского хозяйства, потому что нет никаких абсолютно скидок, преференций… Без господдержки не выживет сельское хозяйство, производители, потому как все затраты не могут ложиться на покупателя» («Синявинская птицефабрика»)

Государство: поддержка или подножка?

Третья проблема связана с господдержкой, уровнем которой сельскохозяйственные производители преимущественно недовольны. Констатируя её наличие, большинство отмечает, что поддержки хватает для того, чтобы оставаться «на плаву», но для успешного развития – недостаточно. Кроме того, представители отрасли также сравнивают поддержку нашего государства с европейской, где объём выплат иногда достигает 400 евро на гектар угодий. И данное сравнение оказывается далеко не в пользу России.

«Субсидии на пашню у нас 240 рублей на гектар. Есть страны, допустим в Европе, иногда поддержка на гектар со стороны правительства доходит до 400 евро» (Агрохолдинг «Охотно»).

«Есть дотации на литр молока, дотации на голову, которая на убой идёт. В принципе, дотации есть, но конечно, этого недостаточно для того, чтобы развить сельское хозяйство, безусловно» («Лосево»).

Важно также отметить, что тема отношений с государством для производителей – это больная тема. Существует мнение, что сельское хозяйство может обойтись и без поддержки, лишь бы ему не «ставили палки в колёса»:

«Очень сложно получать отклик от государства в плане поддержки какими-то грантами, государственными программами, которые могут помочь развивать дальше всё это направление, потому что очень много бюрократических препонов, много чисто человеческих факторов» («Башкорт-деликатес»).

Техника в сельском хозяйстве

Это четвертая проблема общая для всех отраслей сельского хозяйства, которая была также озвучена выше в контексте понижения курса рубля. Импортное оборудование используется на многих сельскохозяйственных предприятиях, и спектр его очень широк – от тракторов и комбайнов, работающих в полях, до специфического оборудования для упаковки продукции. Традиционно слабыми сторонами российской техники называют её непригодность к работе, низкая износоустойчивость. Несколько более экзотический вариант, когда российское оборудование существует и обладает сравнимым с иностранным по качеству. В таких случаях цена оказывается несопоставима с ценой импортных машин, и приобретение такого оборудования становится невозможным для небольших предприятий.

«Сельхозтехника, практически все комплектующие для свинокомплекса, это всё иностранное… К сожалению, аналогов отечественных по многим направлениям сельхозтехники у нас нет» (Агрохолдинг «Охотно»)

«Российская техника значительно чаще ломается. Недавно импортный трактор сломался, и выяснилось, что никто не знает, что на него покупать, потому что он никогда не ломался в течение 10 лет» (Агрохолдинг «Кубань»)

Впрочем, государство делает шаги в этом направлении, и покупка отечественной техники субсидируется. Для многих предприятий это становится шансом сократить издержки на поддержку иностранной техники, увеличившиеся с падением курса рубля, и привлечь дополнительные средства.

Кроме оборудования, сельскохозяйственные предприятия также ввозят ряд специфических для своей деятельности категорий товаров. Например, племенные заводы и семеноводческие организации ввозят сперму элитных быков и семенной материал, из заграницы ввозят продукцию овощеводства для дальнейшей перепродажи, а также импортное сырьё для сыроделия.

«Элитное всегда покупается по всему миру одинаково. Это должно быть и это правильно. Если где-то родился супербык, любая страна должна иметь возможность воспользоваться этим племенным материалом. Не важно, где он родился - в России, в Канаде, в Америке» (Ассоциация «Асчар»)

«Южная Америка значимый рынок закупа сливочного масла и выдержанных сыров. По сырам как для нас, так и для всей отрасли» («Невские Сыры») «Упаковка у нас зарубежная, белорусская. И смеси везут из Индии, через третьи-четвёртые руки…, то есть, в России не делаются смеси, которые мне нужны» (ООО «Гриком»).

Эмбарго: благо или зло?

Влияние эмбарго во многом зависит от позиции отечественного производителя на рынке в момент введения ограничений. В наиболее развитых сферах – птицеводстве и свиноводстве, влияние эмбарго оказалось незначительным. На момент введения ограничений доля импортной продукции на рынке была слишком низкой для того, чтобы их уход расширил рынок.

«Нас эмбарго никак не касается, абсолютно. Потому что со строительства нашей фабрики в 78 году, по крайней мере, северо-западный регион был полностью обеспечен… яйцом и мясом птицы» (Синявинская птицефабрика).

«На нашей компании эмбарго не сказалось. Ни в лучшую сторону, ни в худшую – ничего не изменилось. Но мы были вынуждены сократить производство, чтобы было больше оборотных средств» (Бектышская птицефабрика).

«Практически остался год-два, чтобы достичь так называемой «продовольственной безопасности» у нас в стране, это именно что касается свиноводства. Страна обеспечивает полностью своим сырьём… Сейчас и так российское производство выталкивает импорт. Практически, нам ни холодно, ни жарко от эмбарго» (Агрохолдинг «Охотно»).

В группе сфер, характеризующихся средним уровнем развития, производителям удалось укрепить свои позиции на рынке и заняться расширением, развитием производства, даже выйти за рамки одной отрасли.

«У нас теплично-парниковый комплекс на один гектар, мы сейчас уже собрали первый урожай клубники, огурцов, и уже ждём томаты. Также мы в том году завезли стадо абердин-ангусса, это элитная говядина, у нас планируется запуск. Ещё хотим сырный завод рядом поставить новый, в планах также птицеферма, уже разработан план – но пока, к сожалению, притормозили эти проекты» («Лосево»).

Пожалуй, именно эта часть сельского хозяйства оказалась в числе основных выгодоприобретателей от эмбарго.

В наименее развитых отраслях сельского хозяйства производители столкнулись с рядом проблем, которые уже были отмечены: это замещение одних импортёров другими, контрабанда, и невозможность в короткие сроки нарастить производство до требуемого уровня. При этом, если спрос на премиальные сыры в основном создаёт средний класс, которому прямо говорят, что надо «перетерпеть», то овощеводство и семеноводство – это критически важные отрасли, и затягивать с их развитием в условиях эмбарго довольно опасно.

«В России все также нет производства в промышленных масштабах твердых выдержанных сыров, маасдама, сыров из козьего молока и сыров с благородной плесенью. Рост объемов производства произошел в сегментах плавленых сыров, свежих белых и твердых биржевых (российский/голландский) с ухудшением качества» («Невские Сыры»).

«Вместо Турции на рынок пришли марокканцы. С томатами сейчас непростая ситуация. На них демпинговая цена, по сравнению с томатами, которые в российских теплицах производятся» (СХПК «Тепличный»).

«У нас был более широкий ассортимент продукции, часть была из Италии. Из-за эмбарго нам пришлось отказаться от этих позиций. Но для российского производителя открылась ниша, которую можно было заполнить. Некоторые люди этим воспользовались и начали выращивать те культуры, которые нам поставляли из-за границы» («Зелёная Долина»)

Жизнь после эмбарго

Важно напомнить, что у каждой из подотраслей есть свой собственный накопленный уровень развития. Именно он определял то, как сказалось эмбарго на сфере, и он же определяет последствия возможного его снятия. Не все производители согласны с министром сельского хозяйства в том, что снятие торговых ограничений пройдёт практически незаметно для отрасли.

Так, например, на рынок крупного рогатого скота и молочных продуктов вернётся импорт, часть контрабанды легализуется. Иностранная продукция скорее всего будет значительно дороже в связи с падением курса рубля. В целом, отрасли переживут снятие эмбарго, но небольшие производства могут свернуться.

Семеноводство, овощеводство, сырная отрасль столкнутся с большим потоком импортной продукции. Если в сыроделии не особо опасаются последствий снятия ограничений, несмотря на прогноз - восстановление доли импорта до 60%, то в семеноводстве и овощеводстве прогноз негативный – российский производитель не переживёт возвращения импорта. В плюсе могут быть дистрибьюторы.

«Иностранные производители достаточно быстро и агрессивно восстановят долю импорта 60%, но не столько за счет «отъедания» от российских и белорусских поставщиков, сколько за счет роста объема рынка» («Невские Сыры»).

«Зарубежные поставщики будут демпинговать с целью разрушения нашего рынка, вот и всё» (ООО «Семеноводство»).

«Я боюсь, что снятие эмбарго было бы плохо для нас. Думаю, что конкуренция усилилась бы и цены бы снизились, а мы за эти годы накопили определённый рост себестоимости, который сложно отыграть в обратную сторону. Боюсь, что тут проблемы не у самых эффективных предприятий возникли бы однозначно» (СХПК «Тепличный»).

Фактически, продовольственное эмбарго России позволило закрепить достигнутый успех в ряде отраслей сельского хозяйства и дало производителям возможность укрепить свои позиции, увеличить собственное присутствие на рынке. С другой стороны, общая экономическая ситуация в значительной степени нивелировала положительный эффект эмбарго – сельскому хозяйству для развития нужны деньги, которых ему сейчас не хватает. В условиях снижения потребительской активности, падения курса валют, низкой инвестиционной привлекательности и недостаточной государственной поддержки, многим производителям остаётся только осторожно привыкать к новым условиям работы и искать возможности обеспечить деятельность своего предприятия. Возможности для роста есть, но они довольно ограничены, и расти удаётся не всем.

Статья также была опубликована в журнале "Russian Food&Drinks Market Magazine"


*В ходе исследования использовались два метода сбора информации: desk research и экспертные интервью с представителями компаний-производителей и поставщиков. Осенью 2014 года проведено 26, в мае-июне 2016 – 17 интервью. Всего в рамках проекта проведено 43 интервью.

Подписаться на новости

  • 1344
  • Последнее изменение Среда, 01 февраля 2017